Клаустрофобия

В мире квестов слово "Клаустрофобия" имеет чуть ли не магическое значение, потому что любой квест, связанный с этим брендом, всегда котируется на самом высоком уровне. Это слово все меньше людей ассоциируют с боязнью ограниченного пространства, а всё больше - с прекрасными играми. Сейчас мы можем найти большое количество франшиз, которые распространены по всей России, Беларуси и Украине, и такой же смелой поступью шагающих в Европу. Особенностью франшизы от Клаустрофобии является то, что организаторы в каждом отдельном городе делают абсолютно уникальные игры, а не просто копируют уже имеющиеся. Ещё одной немаловажной деталью и фактором являются контроль качества и обязательные тестовые игры, которые уже успели стать легендарными. На сегодняшний день в Минске квеструм представляет две игры: "Пятый элемент" и "По следам Алисы", которая около 2-х месяцев возглавляла наш топ. Сегодня мы решили познакомить вас с теми, кто стоит за маркой "Клаустрофобия" в нашем городе.

Интервью с Клаустрофобией в Минске- Представьтесь пожалуйста и расскажите немного о себе, чем любите заниматься в свободное время?
Сергей: - Мы любим играть в квесты и любим их строить.

- Это ваше хобби?
Юлия: - Можно сказать и так. А еще мы по совместительству муж и жена. Растим ребёнка, любим путешествовать, играем во всякие интеллектуальные игры.
С: До квестов долгое время играли в городские квесты: схватку, encounter. В последнее время можем зайти в какой-нибудь паб-квиз.

- Как пришла идея заняться квестами?
С: в начале 2014-го года мы гостили у друзей в Москве. И пошли поиграть в первый квест, который открылся там. Это была Клаустрофобия, кстати. И это было здорово!
Ю: Сразу мысли "почему в Минске такого нет"?
С: На нас игра произвела неизгладимое впечатление, потому что ни вот что похожее до этого играть не доводилось.

- А что это был за квест?
С:  Советская квартира.
Ю: На тот момент было всего две игры: «Советская квартира» и «Психиатрическая больница».
С: И с тех пор у нас начали появляться мысли порадовать людей такими развлечениями и у нас в Минске.

- Почему начали работать по франшизе? Как долго выбирали? И почему не решили делать что-то свое?
С: Через какое-то время мы связались с Клаустрофобией. Нам очень понравились ребята, которые создали этот брэнд и которые до сих пор им руководят. Мы встретились, пообщались и поняли, что ход мыслей у нас с ними совпадает. Просто их видение того, какими должны быть квесты, оказалось для нас очень близким, понятным и ясным. Поэтому вопросов больше не возникало в плане поиска какой-то другой франшизы. А почему не стали сразу своё строить? Это и есть своё, ведь мы сами придумали и построили наши квесты. А Клаустрофобия помогла нам сделать на сто процентов качественный продукт.

- Многие говорят, что условия работы с Клаустрофобией их отпугивали.
Ю: Нам показалось, что нет никаких сложностей. Нас вдохновило то, что у Клаустрофобии все квесты оригинальны, все созданы с нуля, у всех свои загадки.
С: Я читал интервью с владельцами других квеструмов на сайте ExtraReality, и многие говорили, что их прежде всего отпугивают финансовые условия и вливания в строительство квестов. Но для меня это скорее преимущество. Ведь Клаустрофобия изначально нацелена на крутой и качественный продукт.
Ю: И нужно понимать, что для этого нужны деньги.
С: В Клаустрофобии нет такого, что где-то можно сделать квест дешевле или на чём-то сэкономить. У нас всегда действует один принцип: надо делать так, как будет максимально хорошо, здорово и приятно для тех, кто будет играть в какой-то квест. Просто главная цель - не заработать поскорее денег. Мы отдаем себе отчет, что сама бизнес-модель Клаустрофобии, возможно, не самая прибыльная, как для создателей, так и для партнеров. Но мы всегда настроены на то, чтобы нравиться людям, и если это стоит дорого - ничего не поделаешь.

- Какие на ваш взгляд самые явные плюсы и минусы работы по франшизе?
С: Клаустрофобия - это не такая франшиза, как многие другие. Они не дают вам сценарий, и никто не приезжает к вам гвозди в стены забивать. Они делятся с вами опытом того, какие должны быть квесты и как их нужно строить.
Ю: Да, это в какой-то степени франшиза, но ещё в большей степени это партнерство. Мы, например, сами писали сценарий, да, нам помогли советом,  ведь в Клаустрофобии есть целый штат сценаристов. Они скорее как опытные помощники.

- Есть ли всё-таки какие-то минусы или ограничения?
С: Кому-то могут показаться минусом некоторые вещи, но мы считаем их плюсом. Например, когда мы придумывали загадки и какие-то сюжетные ходы, некоторые из них были вычеркнуты Клаустрофобией просто потому, что в пространстве квестов эти ходы являются популярными или заезженными, и нам просто порекомендовали от них отказаться. Например: фонарики, лазеры, полупрозрачные зеркала, поляризационные очки, я уже не говорю про ключики, замочки и стандартные сейфы. Еще одним минусом кто-то может посчитать большой бюджет. Но для меня хорошие квесты и дешёвые - это непересекающиеся множества, за редчайшим исключением.

- Что для вас Клаустрофобия? И налагает ли работа под этим брендом дополнительную ответственность?
Ю: Мы - это и есть Клаустрофобия. Лично я очень горжусь тем, что у меня клаустрофобия.
С: Клаустрофобия для меня как большая дружная семья. В нее входят создатели Клаустрофобии, партнеры, сотрудники и, кончено же, любители наших квестов. Есть фанаты квестов, которые путешествуют по разным странам в поисках новых приключений. И где бы ты ни был - будь уверен, что можно приехать в Клаустрофобию, попить чайку, пообщаться и, конечно же, сыграть в отличные квесты. Все они сделаны не только качественно, но и с душой. Мне приятно это ощущать. У нас был не один пример, когда москвичи приехали в Минск отдыхать, проезжали по улице и, увидев нашу вывеску, тут же парковали авто и заходили к нам поиграть.

- Есть ли какая-то специальная комиссия из головного офиса, которая ездит и проверяет качество игр?
С: Клаустрофобия - это большая компания. В головном офисе работает много людей, существуют различные отделы. Например, отдел сценаристов и экспертный отдел. Там работают люди, у которых хорошее видение квестов, они обладают богатым опытом игр. И когда квест уже на завершающей стадии, они просто приезжают, смотрят и советуют, как сделать игру лучше.

- Расскажите более подробно, почему решили выбрать такие темы для своих игр?
С: Когда мы решили строить квесты, то для себя определили, что игра должна быть такой, чтобы человек попадал в такую обстановку, в которой никогда не бывал и, скорее всего, никогда не будет. Поэтому темы типа "квартира", "банк", "почта", "библиотека" мы сразу отсеяли – это обычные повседневные места, в которых все люди бывают многократно. И "Пятый элемент", и "По следам Алисы" - это известные истории. Эти темы предполагают какие-то необычные места или пространства, которые можно круто оформить. Особенно это касается Алисы. У нас получилась настоящая сказка. И по лицам наших посетителей видно, что она всем нравится.

- "Пятый элемент" нам показался простоватым. Как происходит процесс создания загадок?
С: Легкость квеста я не считаю каким-то недостатком. Но даже «Пятый элемент» при его среднем уровне сложности проходят не все. Квест - это развлекательное мероприятие, а не олимпиада по математике. Если кто-то хочет супермозголомных вещей, то, наверное, это не к нам. Просто потому, что это не прикольно - сидеть и полчаса «тупить» в одну задачу. Такого мы стараемся избегать.

- Ходят легенды о том, что Клаустрофобия требует провести 100 тестовых игр, это правда?
С: Это правда, если ты строишь квест в Москве или Питере. Если ты строишь квест в Минске, то достаточно 70 тестовых игр.

- Расскажите про квесты, которые вам понравились больше других?
С: Мы прошли в Минске почти все квесты. Поначалу, в 2014 году,  уровень квестов был не очень хорошим, потому что все старались копировать первые квесты Клаустрофобии, а копия как правило хуже оригинала. Но что касается 2015 года, то очень много всего интересного открылось. Сейчас в Минске хватает более-менее качественных игр, есть во что поиграть. После того, как команды проходят наши игры, мы стараемся посоветовать и отправить людей в хорошие квесты, чтобы они и дальше получали удовольствие от игр и внедрялись в эту культуру. Что касается Москвы, то последние квесты Клаустрофобии очень крутые. Например, «Чужой», «Я – робот», «Стимпанк: дирижабль» и многие другие. Они построены на высшем уровне с привлечением больших бюджетов и производят на игроков неизгладимое впечатление.

- Какое будущее ждет Клаустрофобию в Беларуси, собираетесь ли вы открывать новые комнаты?
С: У нас есть планы построить третий квест. Здесь же, на этой локации.

- Раскроете ли вы тайну, какой будет ваша третья игра?
Ю: Она будет очень красивая. Мы много внимания уделяем деталям. У нас уже есть опыт строительства первых двух комнат. И он нам поможет в постройке нового квеста.

- Какая тема будет у новой игры?
С: Это будет точно не ужастик.
Ю: Мы хотим сделать эту локацию скорее семейной или универсальной. Чтобы все квесты нравились и взрослым людям, и молодежи, и детям.
С: Никаких крайностей, трэша, хоррора точно не будет. Потому что это какие-то категории людей может отпугнуть. Может быть, в будущем построим и такую локацию.

- А как вы видите будущее всей индустрии?
С: Квесты стали новым видом отдыха. Сначала все любили рассуждать о том, что такое квесты и когда они умрут, хотя они ещё толком и не родились. Я считаю, что эта индустрия появилась и она никуда не исчезнет.
Ю: Раньше люди играли в пейнтбол, боулинг, бильярд, а теперь они играют в том числе и в квесты.
С: Это новый вид развлечений, который будет жить дальше и развиваться. А как это все будет происходить, кто знает.

- Ваши пожелания.
Ю: Наслаждайтесь жизнью.
С: Читайте ExtraReality и играйте в хорошие квесты

Последние комментарии